Вспомни обо мне

Иисус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня)

***
Когда пойдешь на праздник с ней и с твоими друзьями, выпей рюмку за мое здоровье. Подумай: "Пусть ни она, ни ее кобыла не споткнутся на краю оврага; пусть у ее лошади в достатке будет сено и зерно, а у нее - хлеб насущный". Пожелай, чтобы небо над нами было прозрачным и тихим, и земля держала нас крепко; чтобы не тронули нас ни пуля, ни нож, ни клыки дикого зверя.

Подумай обо мне: в моем внутреннем дворе сейчас квадратная ночь. Надо мной луна, прядая ушами, ищет свежие облачные ростки. Подумай о моей кобыле, пожелай ей увидеть во сне поле без горизонта, табуны без края.

Вспомни обо мне трижды, прежде, нежели пропоет петух.

Предновогодний #Дайджест "Пора валить"

С наступающими (и уже наступившими) зимними праздниками! Пусть ваши планы и мечты осуществятся наилучшим образом!

А пока, в предпраздничной суете, мы подготовили для вас очередной #Дайджест лучших публикаций в наших группах в Facebook, VK и Livejournal. Оставайтесь с нами!  

Наш #Дайджест находится по этой ссылке: https://telegra.ph/Prednovogodnij-Dajdzhest-Pora-valit-12-29

*Напоминаем, что наши группы в Facebook - закрытые, чтобы увидеть заинтересовавший вас контент, подайте заявку на вступление.  

Mi navaja

Мой нож (монолог разбойницы)

Моя маленькая подруга, простая и бесхитростная, хочешь, я скажу тебе правду? Позавчера одна мертвая женщина предупредила меня, что жизнь коротка - нужно торопиться признаться в любви всем, к кому я по-настоящему привязана. Я люблю тебя, моя низкорослая, пахнущая сталью, жесткая, молчаливая напарница. Мы с тобой неразлучны - с кем бы я ни танцевала на праздниках, с кем бы ни разделяла трапезу, кто бы ни гарцевал на светло-рыжем коне бок о бок со мной, - ты все равно ближе к телу. Обычно - на поясе, в маленьких кожаных ножнах, часто - в моей правой руке.
Кто режет хлеб, сыр и рыбу для друзей, не раз державших в ладонях мою жизнь? Кто может спасти рвущуюся с веревки лошадь? Кто тихо упирается кончиком острого лезвия в дно моего кармана, когда я иду по пустой черной улице?

Ты моя наперсница, ты моя сестра, ты знаешь смертный вкус чужой крови, но ни разу не ранила меня. Ты была со мной в моменты лучших поцелуев и в годину горючих слез. Ты спишь со мной в одной постели и видишь мои сны. Ты сопровождаешь меня везде. И только иногда, ночью, мой вышитый ремень с ножнами небрежно падает на пол вместе с остальной одеждой.

Медовый конь

Стоит такой медовый, блестящий, фыркает, обмахивается хвостом, переминается с копыта на копыто. Глаза у него тёмные, нежные, в обрамлении золотых ресниц - заглянешь - пиши пропало, рухнешь в сладкую бесконечность. Его дыхание - свежескошенная трава. И не знает он ни дня, ни часа, ни причины. Даже когда его ресницы делаются короче и чернеют. Даже когда он превращается в человека в простой одежде, быстрым шагом спускается по грунтовой дороге к себе подобным и угощает кого-то красным вином. И тогда тоже - не знает. И ты не знаешь.  

#Дайджест "Пора валить" 5-14 декабря 2018 года

На этой неделе в наших группах обсуждались несколько ключевых тем - как и куда свалить (в основном, в развитые страны); как отправиться учиться за рубеж; как уехать с животными и как российские власти мотивируют население на эмиграцию. Также, конечно, не обошлось без удачных и неудачных историй переезда за рубеж и освещения позитивных аспектов жизни за границей.

Среди направлений предполагаемого отъезда наши участники рассматривают Канаду (к примеру, Алена Чуланова с вопросами по эмиграции для IT-специалистов), #Сингапур (Василий Масленников, бизнес-эмиграция); восточные страны ЕС (Leo Korolev, эмиграция для специалиста по веб-аналитике); Евросоюз в целом (Александр Винников, эмиграция для самозанятых) - впрочем, для этих участников упомянутые направления - не единственно возможные. Также не обошлось без вопросов о Польше.

А, к примеру, Alex Tkachenko 12 декабря предложил сравнить #Кипр и Турцию в качестве места для комфортной зимовки фрилансера. Есть и потенциальные эмигранты, находящиеся на этапе выбора страны - например, Виктория Смирнова, написавшая 14 декабря пост о поиске вариантов переезда по ВНЖ для финансово независимых для супругов-стокеров с детьми, и насколько сложно будет детям влиться в учебный процесс на иностранном языке.  

Актуальной остается и тема переезда в #Израиль. В частности, Даниэль Док Рапопорт поделился материалом Moscow-jerusalem.com "ЭЛИ ГЕРВИЦ: Скоро ли сузятся рамки Закона о возвращении?"  

Collapse )

Me estás abrazando

***     

Me estás abrazando

Me gustaría saber qué distingues en mí

No soy tu espejo, ni palabra, ni vela

El cielo se llena de tinta oscura

con toda la delicadeza presiento

el horizonte tan frío

La sierra abrupta del mundo

se acaba a un metro de ti

No existe el tiempo, 

En realidad, ya nos cargó el payaso (jajajajaja)

by fire, by water, or by somebody's hand,

Pero no lo sabemos aún

¿Qué estabas buscando ayer? Tus palabras me suenan,

Pero no, no me hables, el lenguaje no sirve, 

En realidad, no hay nada

Tomaré este mundo redondo

Lo llevaré al jardín,

Lo sembraré en la tierra,

Quiero pensar que mañana

brotará. 

Ты меня обнимаешь

Ты меня обнимаешь,  
Я хотела бы знать, что ты видишь во мне -
Я не зеркало, я не свеча, я не слово.  

По небу разлиты чернила,  
пальцы ног холодит горизонт,
и отвесный обрыв мирозданья
пульсирует в метре от нас.  

Время – это все люди.  
На самом-то деле, мы оба - от огня, от воды,  
от руки христианского брата -   
Уже, но доподлинно не представляем об этом.  

Ты меня обнимаешь,
Чего ты искал час назад? Твоя речь мне знакома,  
Но не надо, вторая сигнальная – это всё люди.  
На самом-то деле, доподлинно нет ничего.

Я хотела бы взять круглый мир,  
Отнести его в сад,
Закопать его в прелой земле,
Может быть, он к утру развернется,  
Даст всходы. 

Утренняя дорога

Пойдешь по улице из желтой земли, почти без единой тени. Цикады воспоют бронзовую тишину. Справа от тебя сначала будет беленая стена, рисующая изгиб улицы. Затем ты встретишь прозрачные предательские смоковницы, ветви которых не защищают от жары. Так и идти тебе вперед и вперед, с тяжелой рукой Солнца на плечах, и быть ведомой легким, свежим светом. До старинных стен города, лежащего в руинах. Войди в ворота и шагай по маленьким узким улочкам, прямым и белым, пока не встретишь у самого моря большую, квадратную, светлую площадь, в центре которой - статуя. Продолжай путь между домами и морем до рынка, спрятанного за желтой стеной. Там остановись и посмотри вперед, до границ видимого. Вглядись внимательно в белизну, в чистую белизну, в белизну извести, куда падает прямой солнечный свет. Там, между городом и водой, ты вновь не встретишь ни единой тени: найди приют в свежем текучем морском бризе. Войди на рынок, поверни направо, и, у третьего человека напротив третьей каменной скамьи, купи рыбу. Рыбы синие, блестящие и тёмные, с чёрными пятнами. Человек попросит тебя посмотреть, как свежи их жабры, разглядеть глубокую синеву чешуи; почувствовать, как они пахнут настоящим, настоящим морем. Затем будут другие рыбы - черные, багряные, розовые и серебряные. Ты увидишь осьминогов цвета камня, устриц, улиток и рыбу-меч. Свет станет жидким, воздух - соленым, и краб побежит по каменному столу. Справа будет лестница: быстро поднимись, не столкнувшись с медленно спускающимся слепым стариком. А на вершине лестницы тебя будет ждать женщина средних лет с тонкими морщинами на лице. На ее шее - золотая медаль с портретом умершего сына. Попроси у нее пучок лавровых листьев, пучок орегано, пучок кинзы и пучок мяты. Дальше купи черные смоквы. Только, на самом деле, они не черные, а синие; а внутри - розовые и из них из всех бежит медовая слеза. Затем, иди от продавца к продавцу, наполняя свои корзины фруктами, овощами, травами, флакончиками эфирных масел и лимонами. После этого, спустись с лестницы, выйди с рынка и иди к центру города. Теперь ты увидишь, как на стенах рождается узкая и длинная змея синей тени. Иди рядом с домами. На одно твое плечо положит руку тень, на другую - Солнца. Иди, пока не найдешь высокую квадратную церковь.  

В ней ты опустишься на колени, вглядываясь в белизну стен и синий блеск изразцов. Там ты услышишь тишину. Там поднимется ввысь песнь твоей любви к видимым вещам - молитва пред великим невидимым Богом. 

в Шестой Книге, 1962

София де Мелло Брейнер

Ничтожество

Ничтожество в виде маленькой кудрявой девочки, одетой в платьице из гробового бархата, стоит посреди сцены, капризно поджав пухлые губки. В одной липкой ручонке у него сахарный петушок, в другой – обезглавленная кукла.

Вокруг Ничтожества, освещенного софитом, в полутьме толпятся Родители, Учителя и Воспитатели.

Родители, Учителя и Воспитатели: Съешь пирожок, сделай шажок, стекол не бей, плакать не смей, зубри математику, штудируй грамматику, во двор ни шагу, там встретишь собаку, за ворота не ходи, там кислотные дожди, из поселка ни ногой, дальше страшный лес глухой.

Ничтожество: Я вас не беспокою, радугу не строю, цветов я не топчу, котят в печи не жарю, утят в бане не шпарю, ни вой, ни смех не создаю, в сторонке я молчу.

Родители, Учителя и Воспитатели: Ребеночек, а сколько тебе годиков?

Ничтожество: А третий десяток разменяло.

Родители, Учителя и Воспитатели: Большое выросло у нас Ничтожество, растительная жизнь его – убожество. Давайте его общественно-полезно приспособим.

Родитель 1 (остальным Родителям, Учителям и Воспитателям): Как же его приспособить? Оно так научилось никому не мешать, что теперь ни в один паз не войдет, словно и не ключ - наше любимое дитя.

Родитель 2: Отдадим его в государеву службу – заимеем пенсион и полезную дружбу.

Collapse )

Когда город зальет водой

***
Когда город зальет водой по самые крыши, и рыбы, жабы, аксолотли и морские змеи заполонят проспекты и переулки; когда не спасут ни дождевик, ни резиновые сапоги, ни умение плавать, приходи на мою гору, кинь камешек в мое окно.

Поднимись по моей лестнице. Я зажгу желтую лампу, и буду, повернувшись спиной, собирать на стол:

- Здесь то, что есть, магазин закрыт, но ты не стесняйся, потому что, может быть, завтра уже не получится, а сегодня - вот хлеб, вот рыба, вот сигареты. Чай будешь?

Не рассказывай, я все видела, я всех вас знаю, и тогда, и теперь – сквозь новое озеро.